Отделение реабилитации стомированных пациентов

Газета СТОМ-инфо № 63 (декабрь 2015 г.), страница 08 (Версия для печати)


Газета СТОМ-инфо № 63 (декабрь 2015 г.), страница 08
декабрь 2015 года
8
— Михаил иванович, Петербург
называют самым проблемным
городом страны по уровню заболе-
ваемости и смертности от онколо-
гических болезней. Но наши врачи
говорят, что мы просто лучше диаг-
ностируем, многие регионы этого
не делают. В результате — такая вот
необъективная статистика.
— Правильно говорят: там, где
лучшая диагностика, там больше вы-
является заболеваний. А растет забо-
леваемость в тех регионах, где люди
дольше живут: она напрямую связана
с постарением населения.
— В Америке люди еще дольше
живут, но уровень смертности от
онкологических заболеваний там
ниже.
— Там заболеваемость вдвое выше,
чем в России. А смертность ниже,
потому что порядок организации
онкологической помощи другой. Там
четко прописано, кто чем занимается.
Есть единый национальный противо-
раковый центр, который стоит во главе
всей службы: контролирует все науч-
но-исследовательские центры страны,
раздает гранты на исследования, пони-
мая, под что дает деньги. А у нас этим
занимается Минздрав.
Американская организация службы
дает возможность внедрения передо-
вых технологий и схем лечения, со-
временной диагностики. Кроме того,
там на очень высоком уровне скри-
нинговые программы, нацеленные на
выявление патологии у здорового на-
селения, то есть на выявление доклини-
ческих форм болезни. А это значит, что
эффективность лечения очень высокая.
Поэтому люди редко умирают от рака.
— Диспансеризация может за-
менить такие программы.
— Диспансеризация — не скрининг,
это широкое обследование населения,
нацеленное на выявление любой пато-
логии. А государственных скрининго-
вых программ у нас нет. Их задача — по-
иск конкретных нозологических форм:
рак желудка — один скрининг, рак лег-
ких — другой, молочных желез — третий.
И проводить его должны онкологи, по-
тому что интерпретация данных очень
специфична, особенно на начальной
стадии болезни, неспециалист может
ее не обнаружить. Ведь если вы по-
ставите в каждой деревне маммограф,
это не значит, что вы обнаружите много
раков молочной железы. Вы их просто
не увидите.
В итоге у нас по-прежнему примерно
треть всех выявленных заболеваний —
на поздней стадии. Из 500 тысяч первич-
но выявленных пациентов с онкологией
в России треть умирают в течение перво-
го года после выявления.
— В Петербурге в рамках дис-
пансеризации выявляется много
раков, в том числе на ранней стадии.
Выявили. Что дальше. На лучевую
терапию — очередь, с обеспечени-
ем эффективными современными
лекарствами — проблемы.
— У вас два федеральных института,
два крупных городских стационара,
какие могут быть проблемы с лучевой
терапией и лечением вообще. Но в
целом по России лучевой терапии не
хватает – в Америке на 100 тысяч насе-
ления 11 линейных ускорителей, а у нас
меньше одного. Этот раздел хромает
на обе ноги.
— Как можно организовать спе-
циализированные скрининги в
России.
— Такие скрининговые программы
всем известны, они давно работают
в Европе, в Америке, в Японии. Изо-
бретать их заново не нужно. Но на то,
чтобы они заработали у нас, нужны
деньги — это дорогое удовольствие.
Представьте, сколько стоит массовая
компьютерная томография или коло-
носкопия.
— А если хотя бы проводить скри-
нинги для самых распространенных
болезней.
— В Японии, например, — самая вы-
сокая заболеваемость раком желудка,
и там исследованиями по поводу этого
вида рака занимаются очень активно.
Но, кроме регулярного скрининга на
рак желудка, там действует еще 40
скрининговых программ, и это важно.
Понятно, что у них самая передовая в
мире аппаратура, а значит, эффектив-
ность скринингов высокая, мы в этом
смысле плетемся у них в хвосте.
— Теперь и у нас появилась ПЭТ, и
многие преподносят это исследова-
ние, как панацею при диагностике
онкологических заболеваний. Но
работать на них некому — не хватает
специалистов. Они работают, как
должны работать.
— У нас в онкоцентре ПЭТ дымит-
ся — каждый день проводится по
15-16 обследований. Но этот аппарат
не предназначен для массового ис-
пользования. Исследования на нем
проводятся для пациентов с уже до-
казанным онкологическим заболева-
нием — для контроля качества лечения,
распространенности метастаз. Каждое
онкологическое учреждение должно
иметь свой ПЭТ. Да, это дорого, но
сейчас ничего нет дешевого.
— В том числе дешевых лекарств,
которые вымываются с рынка, и мы
вынуждены покупать дорогие им-
портные аналоги. Впрочем, новые
отечественные дженерики нередко
не уступают по цене оригиналам.
— Сейчас будут производиться и
уже производятся отечественные пре-
параты. И многие все-таки дешевле
импортных. Другое дело, что эффек-
тивность у них не такая, как у ориги-
нального лекарства, но это уже другая
история. Мы направили предложения
в Минздрав по поводу необходимости
проведения исследований, доказываю-
щих терапевтическую эквивалентность
наших дженериков оригинальным пре-
паратам, но ответа еще нет.
— еще недавно вы говорили, что
у нас нет отечественной фармпро-
мышленности.
— Сейчас она стала что-то выпускать.
В условиях санкций собственное про-
изводство лекарств необходимо. Но
сложно назвать собственной промыш-
ленность, которая работает на импорт-
ных субстанциях. Их покупают в Китае
главный онколог России: влияние стРесса
Почему в России треть пациентов умирают в течение года после поста-
новки диагноза «рак». Что нужно сделать, чтобы этот диагноз ставился
как можно раньше и стоит ли бороться с канцерофобией. На эти и другие
вопросы «Доктора Питера» отвечает Михаил Давыдов, главный онколог
Минздрава, директор РОНЦ имени Блохина.

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу

Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018
Рейтинг@Mail.ru