Отделение реабилитации стомированных пациентов

Газета СТОМ-инфо № 62 (сентябрь 2015 г.), страница 22 (Версия для печати)


Газета СТОМ-инфо № 62 (сентябрь 2015 г.), страница 22
сентябрь 2015 года
22
С доктором медицины Юрием
Кивелевым мы познакомились в
самой большой клинике Финлян-
дии – Университетской больнице
Хельсинки. Там он состоялся как
специалист, защитил докторскую
диссертацию. и всем на удивле-
ние вернулся в Россию, возгла-
вил отделение нейрохирургии
Северо-Западного медицинского
исследовательского центра (центра
Алмазова).
— Юрий Владимирович, как вас
занесло в Петербург из благопо-
лучной Финляндии в такое, мягко
говоря, непростое время.
— Это абсолютно рациональное
решение, основанное на опыте работы
«там» и перспективах «здесь». Главные
причины переезда — профессиональ-
ный рост и возможность дальше за-
ниматься наукой. Что касается сложной
экономической ситуации в России, то
уверен, все когда-то изменится. Она
ведь, как погода: бывает плохой и
хорошей. Я приезжал в феврале-мар-
те и уже тогда видел, что потенциал
у нейрохирургии в центре Алмазова
большой. Пока, конечно, есть органи-
зационные сложности, они неизбежны
при создании такого большого учреж-
дения. Мы пытаемся с ними справить-
ся. У меня не было наивных иллюзий
по поводу того, что все здесь будет
идеально.
— Создание нового отделения
в клинике им. Алмазова выглядит
странно, учитывая, что к центру
совсем недавно был присоединен
целый институт — им. Поленова.
Оно создается как европейский
конкурент отечественной ней-
рохирургической школе. или вы
становитесь составной частью этого
подразделения.
— Ни то, ни другое. Наше отде-
ление — самостоятельное подраз-
деление. Оно создавалось на базе
группы, возглавляемой профессором
Владиславом Черебилло из ВМА —
лидером в трансназальной сфенои-
дальной хирургии гипофиза с самым
большим опытом таких операций не
только в России, но и в мире. Он в
течение нескольких лет формировал
здесь нейрохирургическое лечение,
на постоянной основе работали три
сотрудника. В основном, ориентация
была на лечение нейроэндокринных
заболеваний, в частности, аденомы
гипофиза. Создаваемое сегодня от-
деление по сути – продолжение той
работы, которая здесь уже велась, в
новом качестве и количестве. С нуля
формировался только состав младше-
го и среднего медперсонала.
Сейчас лишь одно отделение НИИ
нейрохирургии им. Поленова переехало
в центр на Аккуратова – оно расположе-
но этажом ниже, и я первый – за сотруд-
ничество. Процесс притирки неизбежен,
но, надеюсь, он продлится недолго.
Что касается школ, отечественной
ли, западной — в современной нейро-
хирургии радикальных отличий нет.
Конкурировать можно только одним
способом — адекватным лечением.
Наша общая задача — создать хорошую
качественную нейрохирургическую
службу, способную помочь пациенту.
— Отечественные хирурги гово-
рят, что они работают так же, как и
западные коллеги. но «дьявол – в
мелочах». и эти «мелочи», по их
мнению, имеют большое значение.
— Это не так. Отличие западной
хирургии от российской – в комплекс-
ном подходе к решению проблем
пациента. В нейрохирургии нельзя
быть индивидуалистом. Какими бы
золотыми руками ни обладал хирург,
важна система, которая учитывает
весь комплекс проблем, сопрово-
ждающих пациента. Нельзя оставить
с ними хирурга один на один. А ком-
плексный подход требует тщательного
моделирования и планирования.
Я приступил к работе 1 июня, это был,
можно сказать, ознакомительный ме-
сяц. Отделение открылось 6 июля, то
есть работаем мы всего 1,5 месяца. За
это время понял, что нейроонкологи-
ческое лечение, например, выстроено
неэффективно.
— В чем заключается комплекс-
ный подход в нейроонкологии.
— Нейроонкология — не только
хирургия. В хельсинкском госпитале,
в зоне ответственности которого – на-
селение в 2 млн человек, мы работали
по четкой системе: невролог обнаружи-
вает у пациента заболевание головного
мозга, назначает уточняющие исследо-
вания. При подтверждении диагноза
невролог сам или через нейрохирурга
направляет пациента на консилиум
для оценки возможностей лечения
(при злокачественном образовании —
биопсия, лучевая и/или химиотерпия,
операция, при доброкачественном –
операция назначается сразу).
После операции ситуация снова
рассматривается комиссией, в кото-
рую входят патоморфолог, специалист
по лучевой терапии, химиотерапевт,
нейрохирург, нейрорентгенолог, не-
вролог. Они принимают решение, как
нужно лечить дальше, исходя из того,
насколько много удалось удалить опу-
холи, какие у нее были гистологические
характеристики, других обстоятельств,
определяющих протокол лечения.
Мы постараемся выстроить такую же
систему.
— А куда этот протокол потом
девается. Ваша задача, насколько я
понимаю, — прооперировать.
— В нейроонкологии операция —
вершина лечения, но это маленькая
часть комплексного лечения в цепочке
от поликлинического приема до по-
слеоперационного лечения и реаби-
литации. Если на каком-то этапе есть
недоработки, любая блестяще выпол-
ненная операция может закончиться
катастрофой. Чтобы их избежать, па-
циент с нашими рекомендациями (про-
токолом лечения) отправится в регион,
где сможет получить соответствующее
своему состоянию продолжение ле-
чения. Сейчас пациент выписывается,
едет в свой регион и не всегда знает,
что ему делать.
— Сможет ли. Центр Алмазова
— федеральное учреждение и вы
должны принимать пациентов из всех
регионов страны. известно, к при-
меру, с лучевой терапией не только в
дальних регионах, но и в Петербурге
есть проблемы. Денег на химиотера-
пию тоже не хватает.
— В любом случае человек и его
лечащий врач получают руководство к
действию — четкое заключение конси-
лиума. Если они не могут реализовать
его на практике, наверное, стоит об-
ратиться в органы здравоохранения ре-
гиона. Если туда придет 1 человек и ему
откажут, все останется по-прежнему,
когда придет 100 – придется реагиро-
вать по-другому.
Я не говорю, что там плохо лечат
сейчас, я этого не знаю. Но уверен,
что такой консультативный орган не-
обходим, чтобы сдвинуть проблему с
мертвой точки в том числе в регионах.
После того, как пациенты отправятся
на долечивание по месту жительства,
мы будем поддерживать с ними связь.
Например, прооперированные в госпи-
тале в Хельсинки петербуржцы через
некоторое время все равно приезжали
в Финляндию на осмотры и консульта-
ции. Более того, недавно уже здесь, в
Петербурге, ко мне обратился пациент,
которого я оперировал год назад в
Хельсинки. Он прошел через химио—
и лучевую в Финляндии, теперь у него
НОВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ В ЦЕНТРЕ АЛМАЗОВА

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу

Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018
Рейтинг@Mail.ru