Отделение реабилитации стомированных пациентов

Газета СТОМ-инфо № 17 (май 2005 г.), страница 5 (Версия для печати)


Газета СТОМ-инфо № 17 (май 2005 г.), страница 5
5
СТОМ-инфо
— Разве мнение немца интересует
кого нибудь. — горько ответил Крамер. —
Что бы я ни сказал, все вы — против нас!
— Нет! — ответил Лейтенант. — Все —
против тех, — мотнул он головой в сторону
центрального блока.— Тебе больно за
немцев, значит, ты с нами.
Он обнял Крамера за плечи и запел:
Если жив в тебе мужчина,
Ты не должен стоном выдать
Боль раненья своего...
— Так я впервые услышал эту абхаз
скую песню мужества,— вспоминал Эрих
Вильгельм Крамер.— И посоветовал Лей
тенанту поступать так, как поется в этой
песне. На следующий день он ответил
коменданту, что русские согласны уча
ствовать в скачках. И даже предложил
Рунге для придания особой остроты скач
кам выдать узникам советскую военную
форму. Это, мол, прибавит азарта вои
нам «тысячелетнего рейха» — и сделает
их победу еще более весомой...
В день состязания было солнечно. Зе
леное поле ипподрома, обрамленное чер
ной полосой свежевзрыхленной земли,
слепило глаза. На центральной трибуне —
почетные гости и сам комендант Альфред
Рунге, облаченный в черный мундир с се
ребряными галунами. Гауптман был в пре
красном настроении.
Прямо против трибуны, на зеленом
поле ипподрома, выстроились обе коман
ды. Рослые, кровь с молоком, упитанные
воины рейха, затянутые в черные мунди
ры, исполненные торжественности мо
мента, были великолепны в своей уве
ренности в победе. Русские, комендант
вынужден был признать это, тоже выгля
дели неплохо. Особенно Лейтенант. Га
уптману казалось, что этот кавказец тоже
был в приподнятом настроении. Ну, впро
чем, это и понятно: ведь, в сущности, се
годня они ставят на карту свою жизнь и
будут бороться за нее.
И они действительно ощущали торже
ственность момента, эти тридцать советс
ких людей, впервые после долгого пере
рыва надевших советскую военную форму
и вновь почувствовавших себя бойцами.
Утром, отгладив обмундирование, они как
бы вновь почувствовали себя на переднем
крае. Лейтенант обошел строй, молча об
нял каждого. К чему здесь слова.
Слабый хлопок стартового пистолета,
как сигнал атаки, громом отозвался в их
душах, и шпоры бросили лошадей впе
ред. Первый круг всадники шли плотным
строем, на втором и третьем часть нем
цев вырвалась вперед, и трибуны бурно
отозвались на этот маневр. Но уже на чет
вертом круге небольшая группа всадни
ков в советской форме с Лейтенантом во
главе стала быстро и уверенно преодоле
вать разрыв. Гауптман оценил этот игро
вой момент русских. Молодцы! Спорт есть
спорт! Пусть покажут, что они полны ре
шимости победить. Это лишь разожжет
азарт в солдатах рейха.
На шестом круге семеро советских
вырвались вперед и взяли лидерство в
свои руки. И только трое фашистов, баг
ровея от натуги и злобы, вонзая шпоры в
лошадиные бока, удерживались на од
ной линии с ними. Сзади их подпирала
довольно большая группа русских, а там,
растянувшись по полосе, напрасно пыта
лись выйти вперед доблестные воины
рейха. Трибуны грозно заревели.
На восьмом и девятом круге семерка
русских значительно оторвалась от пре
следования, и уже ни у кого не остава
лось сомнения в том, что они не уступят
этого первенства даже ценой собствен
ных жизней.
Слабые звуки колокола, известившего
об окончании соревнования, прозвучали
как приговор. Ипподром ревел, лагерная
охрана готова была броситься на победи
телей и растерзать их. Но комендант Рун
ге подал знак, и тотчас же плотное кольцо
автоматчиков окружило русских военноп
ленных.
Их били сапогами, резиновыми дубин
ками, топтали ногами. А после, все так
же не выпуская из кольца, привели на
лагерный аппельплац и выстроили у сте
ны крематория. Растерзанное обмунди
рование клочьями свисало с бойцов,
кровь запеклась на их лицах, но они про
должали улыбаться. Гауптман Рунге мед
ленно прошелся вдоль шеренги русских,
остановился перед Лейтенантом, покачал
головой и, резко взмахнув плетью, уда
рил его по лицу. Багровый рубец будто
разрубил щеку Лейтенанта от глаза до губ.
Раздалась команда. Охрана вскинула
«шмайссеры». Советские воины, обняв
шись, стали исполнять какой то непонят
ный танец. В нем были элементы и рус
ского, и молдавского, и армянского, и
было какое то странное для присутствую
щих торжество. Эрих понял, что русские
исполняли перед лицом смерти танец
Победы. Они еще не знали, когда придет
Победа, но они уже праздновали eel
Рунге махнул платком. Лейтенант за
пел. Голос его в какое то мгновение пе
рекрыл треск выстрелов, и русские ус
лышали впервые по русски спетые им
слова:
Если жив в тебе мужчина,
Ты не должен стоном выдать
Боль раненья своего...
Комендант не досмотрел казнь до кон
ца. В центральном блоке был накрыт стол
для гостей, и он уже поднимал бокал за
силу и мощь немецкого оружия, во славу
великого рейха. Вдруг на пороге кабине
та выросла фигура фельдфебеля:
— Герр гауптман! Там... расстрелянный
поет!
Комендант переглянулся с гостями. На
это стоило посмотреть. И они двинулись к
площади.
Над горою трупов, опершись спиною о
стену крематория, вновь стоял истекаю
щий кровью человек в форме советского
офицера — расстрелянный и словно бы
вернувшийся с того света «Лейтенант». Он
пел. И коменданту показалось, что он по
нимает слова этой песни. Рунге бросился к
нему, выхватил парабеллум, дважды вы
стрелил прямо в поющее лицо. Лейтенант
дернулся, затих, стал медленно сползать
по стене. Но когда гауптман направился к
строю охраны, за его спиной вновь послы
шалась песня. Русский, привстав на коле
но и придерживая голову руками, пел!
Добивали его штыками, чтобы на сей
раз заставить замолчать наверняка.
— Вот как я впервые познакомился с
этой песней. — Эрих Вильгельм Крамер
покрасневшими глазами взглянул на
Тото Аджопуа.— Я знаю, что Лейтенант
был из Абхазии. Фамилия — Сангулия.
Тех, кто вместе с ним пришел к финишу
первым, звали Михаил Коношвили,
Леван Кажарадзе, Ашот Манукян, Мин
султан Алиев, Михаил Спринчану, Ни
колай Донских...
Ровно сорок четыре года спустя в на
чале апреля, когда на Кавказе белой ки
пенью цветут вишни и персиковые дере
вья, я услышал эту историю в зале Двор
ца культуры абхазского селения Лыхны,
куда собрались колхозники, чтобы узнать
о подвиге своего пропавшего без вести
земляка. И когда на экране засветился
портрет юного героя, за моей спиной раз
дались рыдания. Это плакали родствен
ники Александра Сангулия, после
стольких лет неведения встретившиеся
наконец с ним. С его мужеством, с его
подвигом, с его песней, расстрелянной
дважды.
Валентин ДОЛЬНИКОВ

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу

Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018
Рейтинг@Mail.ru