ВНИМАНИЕ!!!

Убедитесь в том, что Вы не ошиблись, попав на этот сайт!

Сверьте адрес в адресной строке, и, хотя страшного ничего в этом нет, учтите, что вся находящаяся здесь информация рассчитана прежде всего, на тех, кто имеет вывод кишечника на переднюю брюшную стенку. А в силу того, что основная часть этих людей - это люди пожилого возраста, то, естественно, и на тех, кто помогает стомикам, осуществляет уход за ними, а также является профессионалом в области оказания помощи стомированным пациентам.

Мы надеемся, что здесь Вы найдете много материалов, которые смогут помочь всем этим людям в работе, повседневной жизни, что является основной задачей создания этого сайта.

Итак, если Вас не интересует то, что связано с жизнью людей, у которых кишечник выведен на переднюю брюшную стенку - немедленно нажмите кнопку выход!!!


ВХОД
  ВЫХОД
Отделение реабилитации стомированных пациентов
Главная страница
История
Стоматерапия
Средства ухода
Аксеcсуары
Пособия
Наша газета
Законы РФ
Контакты
Ссылки


Газета СТОМ-инфо № 17 (май 2005 г.), страница 4
4
Май 2005 года
Старые, поросшие плющом и мохом,
камни пицундского храма Успения Бого
родицы, наполненные звуками органа,
уносили ввысь торжественную и тревож
ную мелодию. Невысокий мужчина, оде
тый в старинную абхазскую одежду, пел
«Ахура ашаа» — песню мужества. Когда
то, в давние времена, смертельно ранен
ный воин, чтобы не выдать врагам свои
предсмертные муки, вставал в полный
рост и, обращаясь к родине, к памяти пред
ков, к своим товарищам, пел:
Если жив в тебе мужчина,
Ты не должен стоном выдать
Боль раненья своего…
Голос певца возносился к пылающим
окнам купола, бился о стены и замирал в
вышине. Стоявший в нескольких шагах
от него суховатый пожилой мужчина, ус
лышав первые звуки мелодии, вдруг как
бы потянулся к певцу, поднял седую кос
матую голову и замер. В глазах его недо
умение сменилось болью внезапного уз
навания. Крупная медлительная слеза,
зародившись в уголке глаза, тяжко по
ползла по щеке. Заслуженный артист Аб
хазской АССР Тото Аджопуа, заметивший
столь странного слушателя, подошел к
нему.
— Вам знакома эта песня. — спросил он.
— Песня мне знакома, — на ломаном
русском языке ответил мужчина, словно
бы возвращаясь в храм после некоторого
отсутствия. — Только... слышал я ее в дру
гой обстановке, в начале сорок четверто
го года — в концлагере Зонненбург.
Семидесятидевятилетний немецкий
антифашист Эрих Вильгельм Крамер
приехал отдыхать на кавказское побере
жье спустя почти сорок лет после окон
чания войны. Приехал случайно, хотя
многие годы хранил в душе желание по
бывать в Грузии, с которой его связыва
ли мучительные воспоминания. Осенью
сорок третьего года судьба неожиданно
свела его с сыновьями этой земля. В то
время он, узник, около десяти лет проси
девший в «образцовых» лагерях «тыся
челетнего рейха», был переведен в ла
герь Зонненбург. Здесь фашисты собра
ли бельгийцев, французов, поляков, сер
бов и тех из немцев, которые считались
неисправимыми, — коммунистов тель
мановцев.
— Однажды после работы блокфюре
ры стали сгонять заключенных на цен
тральную площадь — аппельплац, где
обычно проходил «развод» по работам
и где лагерное командование собирало
узников для особо важных объявлений.
Отворились кованые лагерные ворота,
и во двор вкатилось несколько крытых
брезентом тупорылых грузовиков. Пер
выми выпрыгнули рослые молодые эсэ
совцы с собаками на поводках, за ними
— автоматчики. Образовав коридор, они
стали выгонять из машин изможденных
людей в полосатой одежде. «Русские,
русские!» — пополз шепоток по рядам
заключенных...
Было их человек сорок. Молодые и ста
рые, бритые наголо, едва волоча ноги,
шли по черному коридору, равнодушно
глядя себе под ноги. Впереди был сред
него роста смуглый юноша. Его угольно
черные глаза беспокойно разглядывали
наши ряды. Идти ему было трудно, левая
нога плохо сгибалась. Но, несмотря на это,
шел он прямо, развернув плечи и высоко
подняв голову.
Комендант лагеря гауптман Альфред
Рунге объявил:
— Коммандо руссише... Западный блок.
Старший — этот, — ткнул черным стеком
шедшего впереди всех.— Лейтенант.
В окопах был командиром — пусть и здесь
командует!..
Русские попали в интернациональный
барак, где находился и Эрих Крамер. Бель
гийцы и французы, которым разрешалось
получать продуктовые посылки, молча
окружили русских, предлагая кто кусок
колбасы, кто сало, кто сигарету. Тяжело
оглядев лагерных старожилов, Лейтенант,
поколебавшись, взял сигарету из протя
нутой бельгийцем пачки. И тотчас же все
русские потянулись к сигаретам.
Сделав две три затяжки, Лейтенант
спросил на ломаном немецком:
— Кто вы. Откуда.
Бельгиец Роже, прежде работавший на
шахтах Рура, закуривая из той же пачки,
на таком же ломаном немецком ответил:
— Я — бельгиец, Франсуа — француз,
Станислав — поляк, Эрих Крамер — не
мец...
— Немец. — Лейтенант обжег горящи
ми глазами Крамера. И было во взгляде
столько ненависти, что у Эриха, старого
антифашиста, не раз вступавшего в дра
ки с фашистами, невольно сжалось сер
дце. Эрих отошел в сторонку. Лейтенант
так и не подал ему руки в тот вечер.
Комендант лагеря, большой любитель
лошадей, отобрал из советских военноп
ленных тридцать человек для работы на
конезаводе. Среди них были грузины,
армяне, азербайджанцы, чеченцы, не
сколько донских казаков. Старшим на
значил Лейтенанта. Ежедневно с утра до
ночи они скребли и чистили холеных
рысаков, прогуливали и «проминали»
их, вновь чистили и мыли. И не дай бог
кому нибудь из узников переохладить
или, наоборот, «запалить» лошадь! Ви
новник попадал в руки фельдфебеля по
кличке Боксер, у которого были желез
ные кулаки и ременная плетка, запле
тенная стальным проводом. Те, кто по
падал в его руки дважды, не нуждались
даже в «душегубке».
Однажды после работы фельдфебель
отделил Лейтенанта от группы и прика
зал следовать за ним. Лейтенант молча
кивнул головой и крикнул:
— Манукян! Ко мне!
И когда Ашот Манукян подошел, тихо
произнес:
— Если не вернусь, знай — моя фами
лия Сангулия. Я абхазец.
...Комендант расхаживал по роскош
ному кабинету центрального блока, из
редка поглядывая на узника. Прибли
жался день рождения фюрера, и он ре
шил устроить веселое представление в
честь вождя.
Узник стоял, опустив руки по швам,
следил глазами за расхаживающим га
уптманом, как того требовал порядок. Ни
один мускул его лица не выдавал страха
или волнения.
— Как вам нравятся мои лошади. —
спросил комендант, остановившись про
тив узника.
— Хорошие скакуны, — ответил Лейте
нант, не задумываясь.— Но в наших горах
кони легче на ногу. Немецкие тяжелова
ты в скачках.
Ответ произвел впечатление на Рунге,
привыкшего к тому, что удостоенные «че
сти» беседовать с ним обычно старались
заискивать перед гауптманом.
— У вас есть возможность оказать ус
лугу немецкому командованию... Вы бу
дете участвовать в скачках с доблестны
ми воинами великой Германии. Вы мо
жете даже выиграть скачки, но лучше вам
проиграть, — добавил Рунге, усмехнув
шись. — Проигравшим я обещаю хоро
шее содержание и легкую работу…
Вечером в бараке было шумно. Фран
цузы, бельгийцы, поляки наперебой
предлагали варианты, рисовали перед
русскими узниками перспективы сытой
жизни, если они проиграют.
— Что скажет Эрих. — спросил вдруг
Лейтенант.
ПОБЕДИТЕЛЕЙ ОЖИДАЛА СМЕРТЬ
История, рассказанная узником концлагеря Зонненбург

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу


Коментарии:

Как показала практика к сожалению, из-за большого объёма основной работы доктора отделения физически не в состоянии отслеживать и отвечать на вопросы. Было принято оставить старые вопросы на сайте «как есть». И добавить возможность комментирования – обсуждения страниц с помощью сети «Вконтакте».


Старые вопросы:



Рейтинг@Mail.ru Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018 Посетить страницу Web-дизайнера этого сайта