Газета СТОМ-инфо № 16 (март 2005 г.), страница 38 (Версия для печати - текст)


Газета СТОМ-инфо № 16 (март 2005 г.), страница 38
На фоне массовых волнений по поводу монетизации
льгот совсем не слышно слабого голоса инвалидов, нуж
дающихся в протезах и прочих средствах реабилитации.
Да и понятно, ведь без протезов, без одной, а то без двух
ног на митинги не набегаешься.
А уж у них то с 1 января 2005 года как раз сложилась
ситуация, которую, примерив (не дай бог, конечно) на
себя или свое ближайшее окружение, даже и вообразить
страшно.
Если перефразировать популярную фразу почтальона
Печкина из мультфильма, то она применительно для инва
лидов со стороны федеральных органов, отвечающих за
оказание протезно ортопедической помощи, звучит при
мерно так: «У вас нет ноги, у нас есть для вас протез, но вы
его не получите, потому что у вас нет справочки, т. е. карты
ИПР, индивидуальной программы реабилитации». Вот све
жий реальный случай из жизни.
Вера Алексеевна, интеллигентная элегантная женщина,
попала в беду 43 года назад, и с той поры протез стал
необходимым средством передвижения и выживания.
Даже сейчас, на пенсии, подрабатывает, потому что жизнь
то не дешевеет. Давно возникла необходимость замены
протеза, но все тянула, все стеснялась, но когда, наконец,
стало невмоготу, обратилась за протезированием на свое
предприятие после 10 января этого года, и тут началось.
Естественно, ей объяснили, что протезирование по новым
правилам теперь идет через ФСС. Вера Алексеевна туда.
Там ей вежливо показали новый указ и направили на МСЭ
на переосвидетельствование для получения карты ИПР.
В МСЭ ее отправили пройти все первичные консультации,
сдать анализы, что она исправно выполняла в течение все
го января, включая и осмотры и анализы у платных врачей,
потому что в очередях у бесплатных это бы тянулось еще
дольше. Довольная Вера Алексеевна в конце концов при
несла на МСЭ все положенные бумаги, но оказалось, что
ближайшая возможность переосвидетельствования будет
только в апреле. И только потом эта социально адаптиро
ванная мужественная женщина получит наконец то дол
гожданную программу реабилитации, без которой как то
прожила эти 43 года, и наконец сможет обратиться в ФСС,
написать заявление на изготовление нового протеза, за
тем получит (возможно) разрешение и направление на
протезное предприятие, причем возможно не на то, где
она все годы протезировалась, а на то, которое ей укажут
специалисты ФСС. Им то, конечно, лучше знать, где ей
делать протез, они же теперь уполномоченные на это. И не
догадывается уважаемая Вера Алексеевна, что этой про
цедуре она обречена следовать теперь всю оставшуюся
жизнь. Почему то сегодня стала очень актуальна индиви
дуальная программа реабилитации инвалидов для феде
ральных органов, отвечающих за эту самую реабилитацию.
Особенно если учесть, что последним достижением ны
нешней команды нового министра здравоохранения Зу
рабова и является выхолощенная под корень федеральная
программа технических средств и услуг реабилитации.
В ней практически исчезли и все виды реабилитации, пре
дусмотренные остатками «Закона о социальной защите
инвалидов в РФ». Вот и получается, что крайними в этой
ситуации стали инвалиды опорники. Ладно, если это пер
вичная ампутация, тут действительно сам бог велел на пер
вичной комиссии медико социальной экспертизы опре
делить начальные этапы реабилитации, подтвердить нуж
даемость в протезно ортопедических изделиях, а дальше
то в жизни безногого ничего не изменится — нога не выра
стет, протез, ортез, либо ортопедическая обувь стали
неотъемлемой частью скромного бытия инвалида.
Тем не менее, именно с января этого года одновременно
всем инвалидам, независимо от срока получения инвалид
ности и первичного протезирования, стало вдруг положено
пройти (это без ног то) все горнило переосвидетельствова
ния длиной в десятки кабинетов и месяцы (до 6 8 месяцев)
времени. Стоит только представить, что это будет представ
лять, если сегодня только первично обследуемые проходят в
очередях эту процедуру по несколько месяцев, а с учетом
того, что поток из за повторно и многократно обследуемых
вырастет еще, мы просто не поняли в какое... нас вляпали
радетели от реабилитации из команды М. С. Зурабова. И это
касается всех без исключения: 80 летнего инвалида войны,
потерявшего ноги в бою с фашистами; 40 летнего «афган
ца», наступившего на коварную душманскую мину; 20 лет
него парня, вернувшегося без ноги из Чечни, 5 летнего ре
бенка, родившегося без ноги. Все они теперь ежегодно дол
жны проходить МСЭ и получать заветную индивидуальную
программу реабилитации. Ладно, жители города, у них бо
лее менее все под боком. А сельские жители с дистанциями
в десятки и сотни километров и с необходимостью повторе
ния этого маршрута многократно. Причем положено это все
не Конституцией, не реальной необходимостью каждый раз
переоценивать ситуацию по техническим проблемам про
тезирования, а, по мнению чиновников, по должности своей
обязанных не ухудшать, а улучшать жизнь социально неза
щищенных слоев населения. А необходимость ремонта про
теза, замены по причине физического износа, по медицин
ским показателям, учитывая, что инвалид зачастую имеет ряд
сопутствующих заболеваний, возникает практически каждый
год. И бывает неоднократно. В итоге тех, кому и так хуже
всех по жизни, загнали под каток социальных реформ, сде
лали заложниками.
По всей видимости, вектор улучшения показателей по
инвалидности переведен на планку выживания, по принци
пу — кому надо, тот пробьется, а не сможет — перебьется.
Так и бюджет станет целей. Сложившееся положение дел
легко объясняется выступлением министра здравоохране
ния и социальной защиты Зурабова на комиссии по делам
инвалидов при президенте по поводу неактуальности обес
печения инвалидов современными протезами, где вроде
как привычка и возраст отдают предпочтение старым кон
струкциям протезов. Ну что тут можно сказать, наверное,
на себе попробовал Михаил Сергеевич. Это ведь только в
нормальных странах можно пользовать новые технологии
для людей, там они просто достойны лучшего, не то, что
россияне. По всей видимости, россияне не поняли, что скры
тый механизм социальной реабилитации и интеграции зак
лючается именно в конечном призовом результате — полу
чения вожделенной карты ИПР. Прошел все круги, получил
ИПР — получи еще один приз — протез, не прошел — под
каток и на свалку. Классное решение, эффективное, и не
надо никаких центров реабилитации. И самое главное, не
куда больше сегодня инвалиду обратиться по месту жи
тельства, нет сегодня больше у него социальной защиты в
регионе, региональные органы ФСС на себя эту функцию не
примут, а Москва — она ведь далеко. Называется — приплы
ли. Стал ты инвалидом — вычеркиваем тебя из достойных
членов общества, вот тебе оставшаяся нога в руки и пры
гай, реабилитируйся, а там, как бог поможет.
Однако на бога надейся, а сам не плошай, по пути со
циальных реформ без ног, конечно, не пойдешь, а вот на
площади выйти можно, снять протезы и постучать ими по
асфальту — сможем, авось господа чиновники и услышат.
Кисель Сергей
(Новосибирская областная
общественная организация инвалидов «ОПОРА»)
Без ног по пути социальных реформ не пойдешь
38
Март 2005 года

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу
Рейтинг@Mail.ru