ВНИМАНИЕ!!!

Убедитесь в том, что Вы не ошиблись, попав на этот сайт!

Сверьте адрес в адресной строке, и, хотя страшного ничего в этом нет, учтите, что вся находящаяся здесь информация рассчитана прежде всего, на тех, кто имеет вывод кишечника на переднюю брюшную стенку. А в силу того, что основная часть этих людей - это люди пожилого возраста, то, естественно, и на тех, кто помогает стомикам, осуществляет уход за ними, а также является профессионалом в области оказания помощи стомированным пациентам.

Мы надеемся, что здесь Вы найдете много материалов, которые смогут помочь всем этим людям в работе, повседневной жизни, что является основной задачей создания этого сайта.

Итак, если Вас не интересует то, что связано с жизнью людей, у которых кишечник выведен на переднюю брюшную стенку - немедленно нажмите кнопку выход!!!


ВХОД
  ВЫХОД
Отделение реабилитации стомированных пациентов
Главная страница
История
Стоматерапия
Средства ухода
Аксеcсуары
Пособия
Наша газета
Законы РФ
Контакты
Ссылки


Газета СТОМ-инфо № 16 (март 2005 г.), страница 20
Пошляк — это взрослый человек, чьи
интересы — чисто материального, баналь
ного свойства и чей интеллект формиру
ют шаблонные понятия и общепринятые
идеалы, обусловленные его (или ее) клас
сом и временем. Я сказал «взрослый»,
потому что ребенок или подросток — ма
ленький пошляк с виду — всего лишь по
пугайчик, подражающий заматерелым в
своей вульгарности взрослым: ведь лег
че быть попугаем, чем белой вороной.
«Вульгарный» — в большей или меньшей
степени синоним «пошлого»: слово «вуль
гарный» делает акцент не столько на при
верженности к условностям со стороны
пошляка, сколько на вульгарности неко
торых его условных понятий. Я бы также
употребил термин «манерный» и «бур
жуазный». Манерность означает утончен
ную, скрытую за кружевным занавесом
вульгарность, которая хуже откровенной
грубости. В самом деле, рыгнуть в обще
стве — невежливо, но сказать после этого:
«извините» — манерно, стало быть, хуже,
чем вульгарно. Термин «буржуазность» я
употребляю, следуя Флоберу, но не Марк
су. Буржуазность, в понимании Флобера,
это состояние ума, а не кошелька. Буржуа
есть не что иное, как самодовольный по
шляк, человек, чья вульгарность лишь
слегка прикрашена.
Похоже, что в первобытном обществе
не было пошляков, хотя, несомненно, ру
дименты пошлости можно было найти и
там. К примеру, вполне возможно вооб
разить себе каннибала, который предпо
читает съесть человеческую голову, ис
кусно раскрашенную, точно так же как
американский пошляк предпочтет, чтобы
апельсин имел оранжевый цвет, семга —
розовый, а виски — желтый. Но, вообще
то говоря, пошлость предполагает опре
деленную стадию развития цивилизации,
на которой скопилась многовековая гру
да некоторых традиций, уже начавшая
смердеть.
Пошлость интернациональна. Ее обна
руживают во всех нациях и у всех клас
сов. Английский герцог в той же мере
может оказаться пошляком, что и амери
канский шрайнер, французский бюрократ
или советский гражданин. Отношение
Ленина, Маркса или Гитлера к искусст
вам и наукам было в высшей степени
буржуазным. Чернорабочий или же шах
тер может быть таким же буржуа, как и
банкир, или домохозяйка, или голливуд
ская звезда.
Пошлость означает не только собра
ние шаблонных понятий, но также и упот
ребление штампов, клише, банальностей,
выраженных избитыми, стертыми слова
ми. У истинного пошляка нет за душой
ничего, кроме этих тривиальных понятий,
из них одних он и состоит. Впрочем, сле
дует признать, что свои клише есть у каж
дого из нас; в повседневной жизни мы
часто употребляем слова не в прямой их
функции, а как знаки, разменную монету,
формулы. Это не значит, что все мы —
пошляки, но это значит, что нам следует
проявлять бдительность, дабы слишком
не потакать автоматическому процессу
обмена банальностями. В жаркий день
только и слышишь: «Не правда ли, жар
ПОШЛЯКИ И ПОШЛОСТЬ
Большую квадратную плиту серого по
лированного гранита с надписью: «Vladimir
Nabokov. Ecrivain. 1899—1977» увезли в ма
стерскую на окраину кладбища: надо вы
бить еще одно имя, еще две даты. Юрий
Гальперин съездил в Монтре на прошлой
неделе и по телефону мне сказал, что цве
тов на могиле Набоковых невероятно мно
го, что ничего подобного он еще не видел.
Теперь цветов, должно быть, еще больше:
23 апреля исполнилось 92 года с того дня,
как Владимир Владимирович стал жителем
нашей Вселенной. Нельзя не упомянуть,
что это случилось чуть ли не в той самой
комнате, где сейчас набирают вот эту стра
ницу с его текстом. Вообще то в другой,
соседней, этажом ниже, — а все таки лест
но. И странно. И грустно...
Кстати, когда отцы города сочтут, что настало время
прикрепить к стене этого дома мемориальную доску (по
моему расчету, случится это через восемь лет, не раньше,
— и то, если только надоедать им все эти годы с утра до
вечера), пусть примут во внимание, что день рождения
Набокова и в КЛЭ, и в БСЭ указан неточно.
Опыт о пошлости вошел в книгу набоковских лекций
по русской литературе. Остается неизвестным, насколь
ко глубоко усвоили американские студенты ход мыслей
своего профессора. Позволительно усомниться. Бывают
задачи, не разрешимые в принципе. Покойный С. В. Пет
ров предлагал желающим перевести на любой, самый бо
гатый европейский язык существительное «домишечко».
Меньше чем в три слова смысл не поместится. Вот так и с
пошлостью, хотя тут препятствия совсем другого рода.
И по русски то нелегко выразить, чем по
шлость отличается от банальности, от трю
изма, от вульгарности, от скабрезности,
от сальности... И если пошлость высказы
вания или поведения в конце концов под
дается логическому анализу, то пошлые си
туации, пошлые характеры — сама по
шлость как стихия, как одна из субстан
ций человеческого существования — это
доступно лишь прозрению, дано лишь в
переживании, ни на какое другое не по
хожем, вызывающем и смех, и страх. Толь
ко литература, и то очень редко, способ
на с таким переживанием справиться — и
передать его, и победить.
Обстоятельства, о которых некогда сей
час говорить, сложились так, что русская
литература целый век — от Гоголя до Булгакова — охоти
лась на демонов пошлости, приучив своего читателя рас
познавать их с первого взгляда и брезговать ими.
Но разным культурам демоны являются в несхожих, не
сразу опознаваемых обличьях. У каждой культуры в крови
— свое противоядие. Незачем и бесполезно учить ежа бое
вой тактике мангуста. Набоков, конечно, видит всю тщет
ность своей затеи — вывести формулу пошлости для лю
дей, не читавших «Женитьбы». Он страдает и злится, отто
го что его английскому в этой теме недостает ассоциатив
ной скорости...
В Швейцарии на памятниках допускается только латин
ский шрифт. На французском кладбище было бы: «Влади
мир Набоков, писатель». А здесь нельзя. Он знал, что так
будет, и хотел этого.
Самуил ЛУРЬЕ
Со своего рождения человечество страдает многими болезнями, и далеко не
всегда это болезни, поражающие наше тело. Куда страшнее бывают недуги, от
которых страдает человеческая душа. А чтобы бороться с врагом, его необходи
мо «знать в лицо». Мы полагаем, что перепечатываемая ниже статья поможет
вам распознать то, от чего надо избавляться вокруг себя и в себе.
Владимир НАБОКОВ.
20
Март 2005 года

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу

Вопросы:

На этой странице никто не задавал вопросов.
Вы можете стать первым.
RSS

Ваше имя: *

Ваша почта: *

Вопрос: *



Введите символы: *

captcha
Обновить



Рейтинг@Mail.ru Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018 Посетить страницу Web-дизайнера этого сайта