ВНИМАНИЕ!!!

Убедитесь в том, что Вы не ошиблись, попав на этот сайт!

Сверьте адрес в адресной строке, и, хотя страшного ничего в этом нет, учтите, что вся находящаяся здесь информация рассчитана прежде всего, на тех, кто имеет вывод кишечника на переднюю брюшную стенку. А в силу того, что основная часть этих людей - это люди пожилого возраста, то, естественно, и на тех, кто помогает стомикам, осуществляет уход за ними, а также является профессионалом в области оказания помощи стомированным пациентам.

Мы надеемся, что здесь Вы найдете много материалов, которые смогут помочь всем этим людям в работе, повседневной жизни, что является основной задачей создания этого сайта.

Итак, если Вас не интересует то, что связано с жизнью людей, у которых кишечник выведен на переднюю брюшную стенку - немедленно нажмите кнопку выход!!!


ВХОД
  ВЫХОД
Отделение реабилитации стомированных пациентов
Главная страница
История
Стоматерапия
Средства ухода
Аксеcсуары
Пособия
Наша газета
Законы РФ
Контакты
Ссылки


Газета СТОМ-инфо № 11 (январь 2004 г.), страница 7
СТОМ-инфо
7
Зорин и Леонид Юзефович. Для вас это
что то значит.
— Для меня премия — Букеровская или
какая либо другая — это скорее выигрыш
в лотерею, чем некое соревнование. Один
выиграл в лотерею, другой — нет. Я не
считаю, что победил кого то конкретно.
Если говорить о победе, то, может быть, я
что то победил в течение своей жизни и
когда писал текст.
Конечно, хотелось бы, чтобы всем дали
по премии и все были счастливы.
— Откуда взялась мысль написать
книгу о жизни в детском доме. Не хо
телось ли взять и все забыть как страш
ный сон и начать жизнь с чистого листа.
Наверное, каждый пишет о том, что
знает, что видел. Я видел это и про это
написал. Сейчас я точно могу сказать, что
самым трудным моим периодом в жизни
было детство.
— То есть это своего рода терапия —
написать, чтобы забыть.
— Нет. Это сейчас, когда уже все запи
сано, мы можем назвать это терапией,
или ауто помощью, или другими умны
ми словами. Просто садишься, записы
ваешь, выходит текст. Когда я писал, я об
этом не думал.
— А когда вы писали.
Начал я еще в Новочеркасске. Я пока
зал текст журналистам. Они мне сказали,
что это нехорошо, что так писать нельзя.
Должен быть концепт, начало, конец. По
вествование от лица ребенка и от лица
взрослого должно различаться. И я писать
бросил, пока через некоторое время не
уехал за рубеж и там не познакомился с
русскими эмигрантами. Потом вышла пе
редача на радио «Свобода» с моими рас
сказами. Еще на меня повлиял разговор с
Юзом Алешковским. Он мне сказал, что я
писатель, вполне серьезно. Но самое са
мое главное — это моя мама. У нее нет пи
етета к писателям вообще, сознания того,
что писатель — это другой человек. Когда
мы познакомились уже взрослыми людь
ми, мне это передалось. Можно написать
книгу, можно работать программистом —
все, что хочешь. Так я и написал книгу.
— Когда я читала роман, меня уди
вил спокойный, несколько отстранен
ный тон повествования — ни истери
ки, ни надрыва. Так случайно вышло
или вы к этому стремились.
— Надрыва и истерики во мне факти
чески не было. Нельзя же написать о том,
чего нет. Это просто нормальный стиль, ко
торым общаются между собой инвалиды.
Если вы попробуете поговорить с кем ни
будь в приблизительно схожей ситуации,
то это будет обычный стиль общения. Даже
когда человек умирает, он вам спокойно
скажет: «Я умираю». Я просто записал тот
стиль, который уже существует, только — в
устной речи. Если послушать, как говорят
между собой больные, смертельно боль
ные, инвалиды, военные, которым прихо
дится идти в атаку, — там нет сильных эмо
ций, поэтому их нет в моем тексте.
Вся книга о детстве в детском доме.
При этом вы очень скупо рассказываете о
ваших двух женах, о детях, ничего нет о
встрече с матерью.
— Почему так.
– На тот момент, когда я писал, я напи
сал о том, что тогда для меня было самым
важным. О том, что значимее, о чем уже
успел передумать. Встреча с матерью про
изошла позже. Кроме того, нельзя писать о
том, что не прошло проверки временем, от
чего не дистанцировался в какой то момент.
— Вы не могли бы немного расска
зать о своей жизни, которая не попала
на страницы романа. Например, ка
кое образование вы получили.
— Фактически каждые два три года меня
переводили из детдома в детдом, и я не
«попадал» в школьную программу. Или я
болел, или школь
ная программа в
этом детдоме отста
вала на год от пре
дыдущей и так да
лее. Поэтому я не
знал, что такое ритмичное школьное обра
зование. Я брал учебники и читал их как
книжки. А когда закончилось детство, я стал
читать другие книжки. Вот и все.
— Но в институт вы все таки посту
пили или нет.
— Нет. Я официально учился в торго
во коммерческом техникуме. Но это так,
полуэкстерном, не знаю даже, зачем. Мне
нравится, как пресса пишет обо мне.
Сначала написали, что у меня одно
высшее образование, потом — что два.
Следующим шагом, видимо, напишут,
что я академик. Я все прежний, а легенда
растет. Ничего плохого в этом нет.
— А как вы встретились с матерью.
— Испанский режиссер решил сни
мать об инвалиде, который ищет свою
мать и для этого ездит по Европе. Этот
процесс длился в течение трех с полови
ной лет. Когда я попытался связаться с ре
жиссером, мне было двадцать восемь —
двадцать девять, а когда мы с мамой
встретились, мне было уже тридцать два.
Оценивать творческий замысел я не
хочу, поскольку он — лицо творческое —
имеет право. А фактически — искали Ауро
ру Гальего, которая достаточно известный в
Европе человек. Нужно было сначала маму
найти, а потом меня искать. Это можно было
сделать самое большее за неделю.
— Тогда почему так долго.
— Режиссер искал финансирование
для своего фильма, а то, что я нашел маму,
— это побочный продукт его замысла.
— Я читала роман в журнальном ва
рианте под заголовком «Черным по
белому», а сейчас он называется «Бе
лое на черном». С чем связана смена
названия.
— Издательство «Лимбyc npecc» пред
ложило мне издать роман отдельной кни
гой. В отличие от журнальной публика
ции этот текст большего объема и лучше
структурирован. Для него выбрали назва
ние «Белое на черном».
— Для вас существенна разница в
названиях.
— Я стал старше за время между жур
нальной публикацией и выходом книги.
Потом, в книгу вставлены дополнитель
ные рассказы. Я не думал менять назва
ние, но мне предложили другой вариант,
и я согласился. Что касается названия, об
ложки, я не слишком в этом разбираюсь
и не настаиваю.
— Сколько лет вы уже живете в Ис
пании.
— Два года.
— Вы куда нибудь выезжали за это
время.
— Приблизительно через год моего
пребывания в Испании мне понадобилась
срочная хирургическая операция. Сдела
ли ее блестяще, но время от времени мне
нужна медицинская помощь. Если гово
рить о технической стороне вопроса, то
пока я не могу путешествовать.
— А приехать ненадолго в Россию
не было мысли.
— Когда я вернулся в Россию из Аме
рики, мне выдали в Шереметьево мою
инвалидную коляску. Правая подножка
была всунута в левое отверстие, а левая
— в правое. Служащий увидел, что что то
не так, и выгнул дюралевые пластины в
обратную сторону. Сидеть в ней было
нельзя, но я был с американским пере
водчиком русского происхождения, и он
выгнул все это назад.
Я же все это время лежал на полу. Ко
ляску, конечно, испортили. Коляска, кото
рая у меня сейчас, — очень сложный при
бор, и доверить ее таким людям я не могу.
Поэтому не хочу даже об этом думать.
— Вы сейчас что нибудь еще пи
шете.
— Да, конечно, но говорить об этом не
могу: у меня обязательство перед изда
тельствами.
— По русски или по испански.
— Конечно, я пишу по русски. Практи
чески невозможно переключиться на дру
гой язык. Единственный случай был — На
боков, но он с детства знал английский.
***
ИСПАНЕЦ РОДИЛСЯ ДВАЖДЫ
Рубен Давид Гонсалес Гальего и его брат
близнец родились в 1968 году в Москве,
где их мать, дочь секретаря компартии Ис
пании Аурора Гальего, училась в Универ
ситете дружбы народов. Спустя десять дней
после рождения один из мальчиков умер,
а другому врачи поставили диагноз «детс
кий церебральный паралич». После ввода
советских войск в Прагу отношения ком
партии Испании и КПСС сильно ухудши
лись. Аурора Гальего фактически оказалась
заложницей Кремля. Во время очередной
госпитализации ребенка ей сказали, что
сын умер. Через некоторое время она вер
нулась в Испанию, а Рубен остался в детс
ком доме. Вновь они встретились лишь
тридцать лет спустя.
Анна Зафесов
НЕТ НАЗВАНИЯ!

Скачать в pdf

На предыдущую страницу На следующую страницу

Вопросы:

На этой странице никто не задавал вопросов.
Вы можете стать первым.
RSS

Ваше имя: *

Ваша почта: *

Вопрос: *



Введите символы: *

captcha
Обновить



Рейтинг@Mail.ru Отделение реабилитации стомированных пациентов (СтомаЦентр), Copyright © 2006 - 2018 Посетить страницу Web-дизайнера этого сайта